Месторасположение


Пушкинский бульвар Ялты – место, которое невозможно забыть. Оценивать его и его обитателей, можно по разному – скептически, критически, восторженно, негативно, а вот забыть, хотя бы раз побывав там – уже не получится. От памятника основателю Ялтинской киностудии Ханженкову и до самой набережной, расположены 78 стендов, на которых художники выставляют свои картины.

История художественных выставок, восходит к публичному показу художественных произведений Древней Греции (примерно с 4 века до н.э.), Италии времён возрождения (14-15 века), Голландии и Фландрии (17 в.). Во Франции Королевская академия живописи начала выставлять свои работы в 1653 г. Наши великие Передвижники, с поддержкой П. М. Третьякова, устраивали выставки с 1870 года.

Официальная критика (не без «заказа государства», разумеется), всегда пыталась «узаконить», «приручить», ввести в требуемое идеологией русло, стихийный процесс творчества. В результате, её стремление «канонизировать» определённые идеи, стили, или технические приёмы, приводили к всё большему разрыву между творческими людьми и официозом. Но как только давление идеологического пресса ослабевало, так сразу проявлялись новые, ранее неведомые творческие ростки. Тем и хороши «неофициальные» мероприятия, что здесь представлены самые разнообразные направления, манеры письма и техники исполнения – здесь можно всё. И бульвар Пушкина - одна из таких выставок.

Ялтинская художественная выставка-продажа (или «Панель», как именуют её некоторые участники - русскому человеку, знаете-ли, всегда была свойственна некоторая самоирония), образовалась в конце 80-х. Художники вышли на набережную Ялты: кто-то – себя показать, кто-то – портреты фланирующей публики писать, кто-то свои работы продать. В начале 2000-х, художников перенесли на бульвар Пушкина, оставив более «хлебную» набережную - сувенирщикам. Но, несмотря на весьма неоднозначные отношения с местной исполнительной властью, люди, считающие красоту своей профессией, не лишены возможности выставлять и продавать свои работы. Теперь два слова об этих людях.

Про мариниста Лузика, часто приходится слышать от проходящих: - «Во, прям Айвазовский», однако море Айвазовского, часто несёт в себе тревожное, суровое настроение, а в работах Лузика, оно даётся солнечней, мягче, и пожалуй – добрее. Это и неудивительно, ведь Виктор Лузик с самой юности ныряет с аквалангом, проводит в море многие часы и знает эту стихию изнутри. Не только наработанное с годами мастерство, но и бесспорный талант, позволяет ему передать своё видение, своё ощущение доброты моря, на холсте.

Про таких, как Дмитрий Логиновский, сто лет назад, говорили: – «Это просто душка» - мягкий, интеллигентный человек. Таковы и его городские пейзажи – романтичные, без резких перепадов светотени, в щадяще-охристой гамме.

Константин Габриелов и Людмила Танана – представляют живопись на шелке водорастворимыми красками. Несмотря на общую для обоих удивительную  технику, их манеры совершенно различны. Габриелову присуще так называемое «гладкое письмо» - в такой манере писали иконы в раннем средневековье. Танана, работает смелым  мазком. Её картины передают характер цветов, пейзажи полны жизни и несут в себе внутренний свет. А шелк, как оригинальный материал, способствует выражению светлой энергии.

Иван Яковлевич Стрелец, пишет в строгих рамках реализма. И, как это часто бывает в искусстве, строгость внешних рамок, только подчёркивает внутреннюю раскрепощенность его дара.

Удивительно обаятельны, как и сама она работы Леночки Гончаренко. Когда у неё что-то покупают, она так непосредственно удивляется: - «Ой, вам правда нравится? Ой как хорошо…», что хочется приобрести что-то ещё, чтобы её порадовать.

Очаровывают «карамельные пейзажи» Любушки Гришиной. На них Ялта не только открывается в совершенно неожиданном ракурсе, но и мастерски «собрана» в том, колорите, который присущ только южному берегу Крыма.  

Виталий Спасёнов – это особое мироощущение, совершенно не похожее на других видение мира. Матушка-Природа отсыпала ему немеряно таланта, и он не обманул её ожиданий.                     

Много можно рассказать о «Панели» - о резком, по мужски точном построении формы Нелли Трубач и её «Поп-Арте», о еврейских скрипачах с маленькими собачками и тысячелетней тоской в усталых глазах Игоря Кузнецова, об отточенном таланте Ирины Брусницыной, о солнечных пейзажах Зюзьковой и Сярова, о Наташе Двойных и её ну о-очень странных и невыразимо обаятельных котах… 

Но лучше – хотя бы один раз увидеть.

Так что, приезжая в Ялту, непременно пройдитесь по Пушкинскому бульвару. Ждём.